Форум » Разное » Армейские рассказы, байки, ЧП. » Ответить

Армейские рассказы, байки, ЧП.

Камрад: Доброе время суток! Гостей принимаете? Я служил с 1981 по 1987 г.г. солдатом и прапорщиком в 67 Гвардейском Краснознамённом орденов Богдана Хмельницкого и Александра Суворова мотострелковом полку 20 МСД 1ТА начальником стрельбища Помсен. Совсем недавно после переписки с однополчанами на сайте 1ТА начал писать свои небольшие рассказы про нашу жизнь и службу в ГСВГ. Предлагаю Вам в этой теме тоже поделиться своими мыслями о нашей молодости. Если позволит объём, попробую сейчас здесь выложить короткий рассказик. А если кому станет интересно, приглашаю на свою страницу Смотреть

Ответов - 9

Камрад: Мой сон. Вот уже в течение двадцати лет, каждый год, обычно после Дня Советской Армии и Военно - Морского Флота мне снится один и тот же сон. Как будто меня вновь призывают в армию. На два года! В военкомате я всё пытаюсь объяснить, что давно уже отслужил, что я – Дембель ГСВГ! Говорю всем военным, что мне не 18 лет, а совсем скоро стукнет 48! А мне спокойно и строго отвечают: - Разберёмся, призывник! Проходите пока медицинскую комиссию! Я в ужасе хлопаю себя по карманам, хочу предъявить им свой военный билет. А военника то - нет! Я хожу из кабинета в кабинет, от одного доктора к другому, и везде мне пишут только один вердикт – годен к строевой службе! Я стою в одних трусах перед призывной комиссией и опять повторяю, что я давно отслужил и всё знаю. В доказательство рассказываю ТТХ БМП-2, дальность и скорострельность автоматической пушки и ПКТ. Объясняю на пальцах, как завести, включив шесть тумблеров, боевую часть машины. Призывная комиссия при этом меня слушает очень внимательно! Чтобы показать каким я был отличником боевой и политической подготовки, цитирую на память статьи из Устава. В отчаянье пытаюсь показать, как я умею ходить строевым шагом и напеваю при этом нашу ротную песню «Шинель». В конце последнего куплета задорно выкрикиваю: - ДМБ – 83, Весна! Ура товарищам Устинову и Огаркову! Все члены приёмной комиссии вдруг поднимаются с мест и аплодируют мне стоя! А военком, седой полковник, подходит ко мне, обнимает, долго жмёт руку и, украдкой вытирая скупую слезу, говорит: - Спасибо тебе, сынок! О таком призывнике я мечтаю с лейтенантских погон. И вот моя мечта сбылась! Могу сейчас спокойно уходить на пенсион! И я смиряюсь со своей Судьбой! Чему быть – того не миновать! Только прошу военкома, чтобы из дома мои родные привезли мой сохранившийся дембельский чемодан, куда надо положить три бутылки водки «Русской» (нет – лучше пять!), два блока «цивильных» сигарет и пару шерстяных носков. Затем нас всех призывников ведут на вещевой склад. На складе до боли знакомый запах новой формы, сапог, ваксы, моли и скучающий солдат – кладовщик. Говорю голосом старослужащего, чтобы мне выдал строго по размеру новую форму - ХБ и парадку, ремень - только кожаный и пару запасных каблуков. Ещё прошу нитки, иголки, подшивку и утюг! Раз такое дело, буду приводить себя в порядок, потому что я – Дважды Дед ГСВГ! Удивлённый кладовщик тут же приносит всё необходимое. А остальным призывникам – всё как обычно! Быстро пришиваю петлицы и погоны, глажусь, гну бляшку ремня и кокарду, подбиваю и обрабатываю каблуки. Похожу к столу кладовщика, беру пластмассовую линейку и резко ломаю на равные четыре части. Две части тут же вставляю в свои погоны, а оставшиеся протягиваю изумлённому тыловику: - Учись, солдат, пока ещё живы ветераны ГСВГ! Оборачиваюсь к притихшим призывникам и читаю им короткую лекцию на тему «Что такое хорошо, и что такое – плохо!»: - Призывники! В армии всегда встречают по одёжке. А уж провожают по такой одёжке! Ладно, это вам, Молодым, ещё рано знать! Солдат, меньше спи и меньше ешь; но форму свою постирай, высуши и погладь! Усёкли, Молодёжь? Дальше: не ищите лёгкой службы, но если есть возможность сачкануть – вальтуйте! Никогда не ешь в одиночку или «спрятавшись под одеялом». Делись со всеми! В первые же дни службы учитесь есть быстро и много. Но, никогда не ешь из грязной посуды. Старшим друг на друга не стучать! Всегда разбирайтесь сами. Тут звучит команда «Призывныки, выходи строиться!» Снова ко мне подходит военком, удивлённо смотрит на мою форму, опять обнимает, долго жмёт руку и от волнения ничего уже сказать не может. Звучит марш « Прощанье славянки»! А я, весело позванивая своим дембельским чемоданом с надписью «DDR – СССР» и нарисованным самолётом, поднимаюсь по трапу настоящего лайнера. Где симпатичная и стройная стюардесса просит пристегнуть ремни и объявляет, что наш экипаж выполняет рейс Челябинск – Вьюнсдорф. Я открываю первую бутылку водки и …..просыпаюсь! Долго не могу понять, где я нахожусь, и – где наша стюардесса. Потом вижу рядом мирно сопящую любимую супругу, вздыхаю и опять засыпаю с мыслью: « До следующего раза, Дважды Дед ГСВГ!» P.S. Мне жена рассказывала, что я иногда во сне стреляю, меняю прицел, громко смеюсь и посылаю комбата, называя его при этом «Батей», куда - то далеко! Может моя душа всё ещё стремиться туда, где ей в течение нескольких лет было тепло и уютно? А я бы ещё раз прошёл свой Армейский путь! /с/ Камрад

Камрад: "Антиалкогольная компания" «В современных условиях, когда советский парод успешно осуществляет задачи коммунистического строительства, все более нетерпимым становится пьянство. Пьянство причиняет вред здоровью трудящихся, нередко ведет к разрушению семьи, пагубно отражается на воспитании детей. Под воздействием алкоголя люди утрачивают чувство ответственности перед обществом и государством, совершают хулиганство и другие преступления. Пьянство наносит ущерб производству, приводит к прогулам и другим нарушениям трудовой дисциплины, авариям и гибели людей.» ( из Указа ВС РСФСР от 16 мая 1985г.) Вспомним, ребята, как в 1985 году в СССР началась антиалкогольная компания, которая просто не могла пройти мимо нашей армии. Ибо, народ и армия в те времена были едины! Об этом нам всегда напоминали ежегодные совместные битвы за урожай. И вот началась новая линия нашей родной партии и не менее родного правительства страны Советов – битва с алкоголем! Появился приказ за номером 0150, который назывался: «О борьбе с пьянством и алкоголизмом в ВС СССР» В магазинах, кафе и буфетах ГСВГ перестали продавать водку и пиво. А в торговых точках любой немецкой деревушки ГДР появились ранее невиданные бутылки: «Русская», «Столичная» и даже – «Посольская», которые у немцев стоили очень дорого – от 18 марок за 0,5 литра, что считалось небывалым расточительством. Мы до этой компании могли привезти такую водку только один раз в год, в свой отпуск из Союза, в количестве не более трёх бутылок. При приезде к месту службы каждый уважающий себя офицер или прапорщик должен был тут же, не откладывая, собрать по этому великому поводу всех своих друзей и честно отчитаться перед боевыми товарищами за проведённый отпуск. Особой удачей считалось привезти из отпуска пять бутылок нашей водки, разложив тару в разные сумки и чемоданы. Об этих редких фактах нарушения таможенных правил долго говорилось в наших узких кругах, а рисковые смельчаки во время обсуждений очень гордились собой. Так было! В войсках появились различные приказы по поводу проведения антиалкогольных мероприятий, которые доносились до широких масс нашими замполитами. Целый майор, замполит второго батальона, которому подошла замена в Союз, не поленился приехать ко мне на стрельбище и прочитать зажигательную лекцию о вреде алкоголя на неокрепший организм молодого солдата, защитника Отечества. Пока он читал лекцию, я на пилораме давал размеры майорских ящиков. После лекции мы пообедали у меня в домике и раздавили малёк «Кёрна» за успех этой партийной компании. Затем майор забрал свои готовые ящики, сердечно поблагодарил меня за активное участие в его замене и тепло распрощался с личным составом полигонной команды. Душевный был человек - этот замполит! Внешне в наших частях с этим делом стали закручивать гайки, наказания за употребление алкоголя стали строже. Даже в Ленкомнатах появились новые плакаты в духе новой компании. А мы пили по - прежнему. Если не больше! В знак протеста! Просто нам стало сложнее приобретать наши любимые горячительные напитки, и не все замполиты были душевными людьми. И вот буквально после Нового 1987 года мой земляк, сверхсрочник из госпиталя, после удачного приобретения для него аудиомагнитофона Панасоник, на радостях, после пятой выпитой, открыл мне Большую Военно-Медицинскую Тайну - оказывается на наши рецепты (по латыни) в немецких аптеках можно спокойно покупать чистый медицинский спирт. Цифры сделки купли – продажи сейчас уже не помню, но в перерасчёте на местную самую дешёвую водку (0,7 за 14 марок) получалась дикая экономия социалистической валюты. Зёма подогнал мне вначале пару рецептов на 6 литров и попросил покупать только не в нашем городе. Мол, халявщиков здесь и своих хватает. В то время я уже переехал из постоянного места жительства на стрельбище в семейное общежитие прапорщиков и сверхсрочников, которое было переделано из старых кайзеровских казарм и представляло из себя: «На тридцать восемь комнаток всего одна уборная» На общей кухне нашего этажа я предупредил всех о совместном ужине и моём угощении всех присутствующих соседей. А также прочитал жёнам сослуживцев короткую лекцию об экономике и экономии, которую закончил великим изречением уже почившего в бозе, но, по – прежнему, дорогого Леонида Ильича Брежнева: «Экономика должна быть экономной!». Лекция имела успех, а я получил от благодарных слушательниц пару 3-х литровых стеклянных банок, сел в такси и привёз домой 6 литров чистогана! В те далёкие времена у немцев в продаже были специальные наполнители в небольших пакетиках для домашнего изготовления различных ликёров с рецептами и градацией по крепости напитка прямо на этикетках. Как щас помню, по ним можно было изготовить кофейный, яичный и различные фруктовые ликёры от 20 до 40 градусов. Видимо выше фантазии местных аборигенов не поднимались. Я накупил их целую пачку! В тот же вечер я, в порядке эксперимента, приготовил два ликёра - ягодный 30 градусов и кофейный 40 градусов. Эксперимент на общей кухне прошёл на УРА! Вот только ликёры не успели остудиться. Пришлось пить тёплыми. Но, как говорит народная мудрость: «На шару, и уксус сладкий». Даже тёплый! Остатки спирта просто и незатейливо раздавили с молодыми прапорщиками и офицерами в холостяцком общежитии с гордым именем «Ледокол». На следующей неделе я привёз ещё 6 литров. И, проделав в уме нехитрые математические манипуляции, не указанные в немецких инструкциях на этикетках, я замахнулся на два типа ликёров: кофейный - на 50 оборотов и яичный - аж на 70 градусов соответственно. В помощь вызвал молодого прапорщика, начальника склада ГСМ, родом из города – героя Москва Серёгу Клейнос (коренной москвич, между прочим). Остужать изготовленную продукцию в трёхлитровых банках было долго и мучительно больно за бесцельно прожитое время без употребления этого божественного напитка. И молодой прапорщик (недаром – москвич) тут же кинул рацуху: накупить в чепке молока в бутылках, аккуратно освободить посуду, разлить ликёр по соответствующей таре и обратно закупорить. Сказано – сделано! Часть молока было выпито, часть разлито по кастрюлям, остатки безжалостно были уничтожены. Ибо, нас терпеливо ждал совсем другой напиток. Обычно я привозил один раз в неделю 6 литров спирта. Мой небольшой и старый холодильник Север был всегда под завязку заполнен огненной и мутной водой. Яичный ликёр получился по цвету как молоко и очень гармонировал со своей стеклянной тарой. Эти последние образцы ликёров, кофейный и яичный, оказались самыми оптимальными для наших загадочных и неокрепших юных душ. Яичный ликёр был метко переименован народом в молочный. Добрая весть о моих менделеевских исследованиях быстро разлетелось по гарнизону. Но, только среди своих! Напомню, какое время стояло во дворе: "Конспирация и ещё раз - конспирация!" (В.И. Ленин). Был условный стук, мои окна были всегда зашторены наглухо. Правда, конспирации хватало только на первый час наших нелегальных собраний. Чуток позднее увеличивалась громкость музыки и телевизора, глубокомысленные споры о смысле жизни, службе и бабах становились всё темпераментней. Узок был наш круг, но – мы были близки к народу! И ко мне заходили мои семейные соседи. Первыми старались заскочить и выяснить про непонятный шум в нашем общежитии мужская часть населения. Затем подтягивалась женская половина, и не всегда с приятными пожеланиями и намерениями. Всё чаще и чаще нам приходилось искать другие места наших собраний. Но, меня всегда были рады пригласить на любое мероприятие и в любое приличное общество. Только уточнялось количество молочных бутылок. В общем, увлёкся я этим делом и даже немного начал уставать! Зима подходила к концу, мои документы ушли из штаба полка на оформление увольнения из вооружённых сил по окончании срока контракта, который заканчивался в середине мая. Поэтому мне на службу было уже как – то так - абсолютно пофиг. И в одно не самое прекрасное зимнее саксонское утро решил я чегой - то с бодуна сходить в полк просвежиться. Прошедший вечер помнил смутно. Помнил только, что пока мы пили в моей комнате, по телеку начали показывать фильм « В зоне особого внимания». Этот фильм, наш ответ американцам на ихний "Рембо", телецентр гарнизона крутил постоянно. Примерно два раза в месяц. И, как всегда, кто - то из товарищей заходил и выходил из комнаты. Я шёл мимо плаца в направлении штаба. Голова немного проветрилась на свежем воздухе и начала соображать. Появились несколько умных мыслей: «Надо меньше пить….. И нахрена я попёрся с утра в полк….. Лучше бы поехал к себе на стрельбище и там отлежался до обеда» Я так глубоко задумался над своим моральным и физическим падением, что прошёл мимо командира полка подполковника Фаюстова и начальника штаба полка майора Ремез, полностью игнорируя своё командование. За что и был остановлен хорошо поставленным командирским голосом: - Прапорщик Тагиров, хенхе хох! В лексиконе нашего комполка имелись несколько немецких слов: хальт, хенхе хох и нихт шиссен, которые указывали на прекрасное расположение духа подполковника. Круто разворачиваюсь, надвигаю на неуставную причёску фуражку и строевым шагом по булыжной мостовой приближаюсь к командиру. Каждый шаг отдаётся эхом в моей голове! Докладываю о прибытии. Фаюстов ухмыляется и говорит начальнику штаба: - Представляешь, приезжаю сегодня ночью из штаба армии, прохожу мимо семейного общежития и слышу – поют! На первом этаже. И хорошо так поют, душевно! Тагиров, помнишь, что вы там пели хором? - Никак нет, товарищ полковник! Я спал. - Не звезди, своему боевому командиру, прапорщик, - продолжает комполка, - дай, думаю, проверю – что это за новый хор мальчиков у нас прорезался. Стучусь в дверь, а она открыта! Захожу и вижу – трио прапорщиков: Тагиров, Клейнос и Россиев. Сидят, обнявшись на диване, смотрят по телеку без звука этот фильм про десантников и поют «Подмосковные вечера». Начальник штаба начинает потихоньку ржать. Командир полка продолжает с невозмутимым взглядом: - Майор, ты дальше слушай. Один Тагиров только оглянулся и рукой мне махнул. Я не стал им мешать. Залётов по службе нет ни у одного певца. А перед ними столик, весь заставленный молочными бутылками и закуской. Но, какой сивушный запах стоял в комнате! Что вы там пили, Тагиров? Понимаю, что попал конкретно. Майор Ремез был в полку человек новый, только из академии. С подполковником Фаюстовым служил уже два года. И я ни разу не подводил нашего командира полка на различных проверках и итоговых стрельбах. Один раз даже имел честь пострелять с подполковником на спор из автомата Калашникова. Я победил. Так как стрелял в отличие от старшего офицера в то время практически каждый день. Я вздохнул и доложил честно: - Пили ликёр из немецкого спирта собственного приготовления. - Вот про твои фокусы с немецким спиртом и молочными бутылками я уже наслышан. Прапорщик, ты хоть понимаешь, что подрываешь боеспособность части? Мне терять уже нечего. Башка трещит. Отвечаю с некоторой обидой: - Товарищ полковник, ещё год назад наш полк стрелял каждый день на моём стрельбище. Днём и ночью. Не успевали мишени колотить. А сейчас от силы два раза в неделю. Один раз – день, один раз – ночь. Это я о боеспособности нашего полка говорю. Командир полка вздохнул, посмотрел на своего начальника штаба, потом на меня. - Хотя бы, ты, прапорщик, не сыпал мне соль на рану! Закрывай свою лавочку. Это приказ! - Есть закрыть свою лавочку! И я выполнил этот приказ. Потому что уважал нашего командира полка. Да и сам уже устал. Надоело! Это как у классика: «Бросил пить, потому что устал….» /с/ Камрад

Камрад: Возраст! Мне 47 лет. Я живу в центре самого прекрасного города на земле. Говорю со знанием дела! Бывали мы в различных городах и весях, и даже, как сказал классик: « Плевали с Эйфелевой башни на головы доверчивых парижан!» Наш исторический центр самый большой по площади в Европе. В эти дни мой город отмечает свой день рождения. Вся неделя проходит под знаком этого грандиозного события. Санкт – Петербург – самый красивый и величественный город на планете. Особенно – ночью! И, особенно – Белой ночью! В такие дни на наших улицах очень много гостей. Мы привыкли к гостям. Даже к таким, как принцесса Тайваня или президент республики Мозамбик. Одно нас только огорчает – многочисленные автомобильные пробки на дорогах. В такие дни я обычно ставлю своего верного железного коня на прикол и езжу исключительно на метро. Недалеко от моего дома находятся две станции различных веток метрополитена. Поэтому я, передвигаясь под землёй, никогда не опаздываю. Сегодня утром, оплатив проезд, быстро подхожу к эскалатору и вижу стоящую в нерешительности пожилую даму в огромной шляпе. Интеллигентная женщина мне мило улыбнулась: - Молодой человек, не позволите спуститься вниз вместе с Вами? Голова немного кружиться. - К Вашим услугам, Мадам! - Быстро перекидываю портфель из правой руки в левую и галантно подаю локоть. - Поехали! По дороге вниз под землю мило побеседовал с попутчицей о сегодняшней жаркой погоде и даже успел рассказать в меру приличный анекдот про гусар. Чувствую себя лет на двадцать моложе! Захожу в полный вагон и вдруг вижу, как за мной следом стараются успеть два офицера в полевой форме. Радостно бегут, переговариваясь на ходу и придерживая свои планшетки. Намётанным оперским взглядом издали отмечаю молодые лица офицеров, петлички артиллеристов и по одной звездочке на погонах. Быстро делаю вывод: «Младшие лейтенанты, артиллеристы». Привычно уплотняю спиной народ и правой рукой придерживаю закрывающуюся дверь, дабы дать возможность служивым успеть запрыгнуть в вагон. Офицеры заскочили, кивком поблагодарили и продолжили свою беседу. А я опускаю взгляд на погоны и вижу МАЙОРСКИЕ ЗВЁЗДЫ! И тут я, глядя на юные лица старших офицеров, отрешенно подумал: « Всё….! Это возраст….! Чтобы я раньше с первого взгляда перепутал младшего лейтенанта с майором…..? А сейчас они для меня на одно лицо! Старею, однако!» И, что - то взгрустнулось вдруг, и опять появились мысли на тему: «Где мои семнадцать лет?» Думая над этим вечным вопросом, я и не заметил, как снова выехал на поверхность земли. А в городе – праздник! День рождения! Весь Невский проспект - в плакатах и флагах. Гостиный Двор – в гирляндах шаров и цветов. Солнце светит, женщины вокруг! И я подумал: «Ну, что такое 306 лет для нашего города? И, что такое 47 лет для нормального мужика?» И сам себе ответил на этот вопрос: « Да мы ещё с моим городом – в самом расцвете сил!» С Днём Рождения, Санкт – Петербург!» /с/ Камрад

Камрад: ДТП «Дальний свет должен быть переключен на ближний: при встречном разъезде на расстоянии не менее чем за 150 м до транспортного средства, а также и при большем, если водитель встречного транспортного средства периодическим переключением света фар покажет необходимость этого» Рядовой Кагиров Тимур после года солдатской службы стал самым молодым прапорщиком не только в мотострелковом полку, но и во всей дивизии. А «молодому» завсегда непросто, кем бы, он не был – солдатом, прапорщиком или офицером. В свои 20 лет Тимур получил кроме должности начальника стрельбища Помсен и возможности командовать солдатами полигона ещё и ответственность за быт и здоровье своих бойцов. Ибо, согласно Устава, солдат должен быть сыт, одет и обут по сезону, чист и здоров. А также весел и всегда готов «стойко переносить все тяготы и лишения воинской службы» Поэтому прапорщик Кагиров был обязан один раз в неделю выезжать с солдатами в полк, получать на складах продукты и сигареты, а также менять бельё в прачечной части. Баня на стрельбище была своя. В дни осенней итоговой проверки график стрельб сбился из-за позднего прибытия проверяющих офицеров. Поэтому в полк выехали поздно на дежурной машине от Центральной вышки стрельбища. В этой суматохе дней армейских экзаменов Тимур с трудом нашёл начальников продовольственного и вещевого складов. Пока получали продукты и меняли бельё, дежурная машина выехала обратно к началу ночных стрельб без них. Так как был приказ после 21.00 машины из парка не выпускать. Начальник стрельбища, оставив своих солдат с продуктами и бельём у склада, метался по территории части в поисках любой военной техники направляющейся в сторону Помсена. И тут армейская фортуна улыбнулась молодому прапорщику! Возле штаба полка Тимур наткнулся на взводного разведроты лейтенанта с боевой фамилией Тимербулатов. Молодой офицер весело спросил у пробегающего мимо задёрганного армейским бытом прапорщика: - Куда спешим, «тёзка» Тимур? Война давно закончилась! Мы победили! - Война войной, а ужин по расписанию! Время уже десятый час, а мои операторы сидят голодные на ночной стрельбе. А «молодой» «молодому» должен завсегда помогать! Кем бы, он там не был – солдатом, прапорщиком или офицером. Ибо, только так всегда легче переносить всякие там тяготы и лишения армейской жизни. Лейтенант Тимербулатов улыбнулся во всю ширину своих кавказских усов: - Камрад прапорщик, с тебя русская баня с веником! Мой БРДМ стоит на всех парах возле первого батальона в направлении твоего стрельбища. Сегодня для проверяющих будет ночная стрельба с показухой - проникновение в тыл условного противника. Вот мы и проникнем под покровом ночи. Где твои бойцы с продуктами? Загрузились быстро! Выехали с КПП полка ещё быстрей. Ехали в кромешной темноте. Дорогу освещали только фары БРДМа. Прапорщик с офицером удобно уселись верхом на башне. Два разведчика сержанта расположились рядом на броне. Была на удивление тихая, безветренная осенняя ночь. Слышен был только ровный гул мощного двигателя боевой машины и шелест шин по асфальту. В те времена немцы редко ездили в столь поздний для них час. Да и владельцев частных автомобилей в ГДР было не так густо, как сейчас в объединённой Германии. Шоссе была пустынным и прямым. Вдалеке показался дальний свет встречного автомобиля. Тимур определил по низкой посадке фар, что это легковая машина. Было видно, что встречный автомобиль петляет по дороге и иногда заезжает на встречную полосу. Водитель, старослужащий солдат, тут же сбросил скорость и переключил дальний свет на ближний. Со стороны легковушки никакой реакции. Наш водитель моргнул ещё пару раз. В ответ – полное игнорирование правил дорожного движения. Машины быстро сближались, встречный дальний свет уже слепил не только водителя боевой машины, но и всех усевших верхом на броне. И тут командир разведвзвода быстро принимает волевое решение – сдёргивает чехол со специальной отдельной большой фары - искателя, расположенной на башне. Одновременно командует водителю включить самый дальний свет и рукой направляет этот сильный луч прямо на встречный автомобиль. Это надо было видеть! Легковушка дёрнулась по дороге влево - вправо, затем с визгом затормозила и резко съехала прямо в обочину. БРДМ плавно подъехал к месту ДТП. В кювете дороги, уткнувшись фарами в ров, крутил задними колёсами в воздухе Трабант. Из салона, чертыхаясь по - своему, пытались выйти два молодых немца. Было видно, что оба пьяны. Водитель сам смог на четвереньках выкарабкаться на дорогу и теперь тщетно пытался помочь своему пассажиру, который постоянно съезжал обратно в грязь ямы кювета. Офицер разведроты спокойно оценил состояние автомобиля и неуверенные движения парней и скомандовал: - Разведка, к машине! – и объяснил Тимуру, - вытаскивать будем. Не оставлять же на ночь немцев в этой яме. Лейтенант с прапорщиком спрыгнули с брони. Тимур помог молодому водителю вытащить своего приятеля. Оба немца тяжело дышали и стояли перед взводным, как провинившиеся школьники. Тимербулатов с прямотой советского офицера и с лёгким кавказским акцентом задал конкретный вопрос: - Юнге, шнапс тринкен? – и добавил с горечью на чистом русском, - и что мне с вами делать, засранцы? Тимур перевёл фразу офицера, но – без последнего слова. Просто, он ещё только начинал изучение языка страны своего пребывания и пока не знал подходящего синонима на немецком такому ёмкому русскому слову - «засранцы». В ответ «юнге» наперебой заговорили, что всё хорошо, у них «кайн проблем» и что они сами смогут добраться до города. А водитель очень просил не вызывать дорожную полицию. Видимо, молодой немец предполагал, что у разведроты налажена постоянная прямая связь по рации с местными стражами правопорядка. Командир взвода скомандовал своим разведчикам: - Так, бойцы, двое с одной стороны машины, двое с другой! Я с прапорщиком спереди! Выталкиваем этот агрегат на асфальт, – и попросил Тимура, - скажи аборигенам, чтобы не мешали. Тимур попросил немцев отойти в сторону. Трабант в два приёма не только вытолкнули на дорогу, но и поставили в нужном направлении. Ещё бы! Вес этого автомобиля составлял всего 620 кг. Прапорщику совсем недавно уже доводилось видеть ДТП с участием этого чуда техники местного автопрома с автомобилем марки Мерседес-Венц. Был сильный туман, Тимур ехал на рейсовом автобусе в город. Автобус шёл медленно, и Тимур вдруг стал замечать на проезжей части разбросанные останки какой-то автотехники. Вначале Тимур подумал, что это был мотоцикл. Затем он увидел на середине дороги половину Трабанта и Мерседес с разбитой фарой. И прапорщик сейчас даже не мог представить себе, что бы произошло при столкновении этого, в основном пластмассового, автомобиля с бронёй военной машины весом около 7 тонн? Тимербулатов, поправил портупею с кобурой, стукнул ладонью по капоту вытащенной машины и весело сказал: - Вот теперь действительно - «кайн проблемм», алкоголики и тунеядцы! Я запомнил ваш номер машины. Ещё раз увижу на дороге за рулём в таком состоянии – раздавлю БРДМом. Лучше так, чем пьяному водителю пешехода сбить. И не дай бог, ребёнка! Переведи, прапорщик. Тимур быстро сказал: - Das viele Trinken f;hrt zum Hinken. Офицер спросил удивлённо: - Так быстро? Я этим горе – водителям целую речь произнёс на тему вечного вопроса: «Пить или не пить!» А ты, переводчик, в одно короткое предложение уложился? Прапорщик усмехнулся: - Это пословица! Означает дословно: «Это большоё питиё приедет к хромающей походке» или по - нашему: «Много пить – себе вредить!» Разведчик присвистнул: - Краткость – сестра таланта! Ну, ты, прапорщик, - могём! - Товарищ лейтенант, не могём, а – могем! Оба громко рассмеялись на всю округу. Вслед развеселились и солдаты. А водитель БРДМа подошёл к своему немецкому коллеге, легонько хлопнул по плечу и протянул ему пачку сигарет «Северные». Немцы с удивлением смотрели на отношение советских военнослужащих к виновникам происшествия. В понимании уже отрезвевших молодых бюргеров после такого случая их давно должны были сдать в полицейский участок. А эти странные парни не только вытащили их из ямы, но ещё и сигаретами угощают. И, похоже, получают от этого огромное удовольствие и не собираются никого тащить в полицию. Офицер вдруг, как и его водитель, легонько хлопнул прапорщика по плечу и весело предложил: - А теперь, на скорость - кто первый на башню? Оба встали по обе стороны боевой машины и по команде водителя и под ободряющие крики разведчиков буквально вбежали на башню. Тимур отстал на доли секунды. Победила разведка! На то она и разведка, чтобы побеждать! Следом запрыгнули остальные бойцы. БРДМ обдал изумлённых немцев облаком отработанного топлива и резво рванул в ночь. А по большому счёту, все участники этого события были ещё по своей натуре мальчишками, примерно одного возраста – около 20 лет. В таком же возрасте их деды убивали друг друга в последней мировой войне. Война – это самое прескверное дело на планете. Лучше помогать друг – другу, чем уничтожать! Но, как сказал Александр Невский: «Кто к нам с мечом придёт – от меча и погибнет!» Вот поэтому, именно наша боевая техника на правах победителей почти полвека передвигалась по чужим дорогам нескольких стран. И сейчас, снова, каждый год на Параде Победы 9 Мая мы демонстрируем всему миру силу и мощь нашего оружия. На том и стоим! БРДМ - Бронированная разведывательно-дозорная машина. Обладает высокими динамическими качествами, большим запасом хода, высокой проходимостью и способностью с ходу преодолевать водные преграды. Трабант (нем. Trabant) — марка восточногерманских микролитражных автомобилей. «Трабант» стал одним из символов ГДР На автомобиле стоял рядный 2-тактный 2-цилиндровый карбюраторный двигатель объёмом 0,6 л. (изначально 0,5 л.) и мощностью всего 26 л.с. (19,1 кВт). Отличался от других марок автомобилей цепной передачей и одним ведущим колесом. /с/ Камрад

Есаул: Тут их не одна, кому интересно полюбопытствуйте. http://berdyanskij.narod.ru/Armbajki/Armbajki.htm

Камрад: В ГСВГ шёл 1984 год. Начальник гарнизона генерал-майор Т. проводит совещание офицеров. По окончании, как обычно, объявления начальников служб. Встает начальник госпиталя, подполковник мед.службы Ч.: "Товарищи офицеры, после проведения на прошлой неделе диспансеризации командного состава гарнизона из кабинета гинеколога пропало гинекологическое кресло. Если кто из столь хозяйственных командиров намерен установить его в своём кабинете, хотя бы представьте себе вначале - как это кресло будет смотреться у Вашего стола. И как будете выглядеть Вы сами в глазах своих подчинённых? Прошу вернуть медицинское оборудование на место!» Весь зал во главе с генералом грохнул от смеха! А вот военному врачу было совсем не до веселья. Уже с понедельника начиналась диспансеризация женского состава гарнизона.

Камрад: Напишу немного о себе - после дембеля из ГСВГ в 1987 году (отслужил 6 лет - 1 год солдатом и 5 лет прапорщиком, начальником полигона Помсен) я махнул в город-герой Ленинград, где устроился ст.пожарным в ВПЧ-23 и поступил заочно на юридический факультет ЛГУ. Затем работал в милиции - дознаватель, опер ОБЭП, ст.следователь. в 1998 году ушёл в адвокатуру. Позднее организовал свою фирму - ООО "Правовой центр "ПРАКТИК" (тел. в Питере - 716-68-68), который и возглавляю до сих пор ...

Камрад: "КАПИТАЛ" При входе в роту, на посту дневального, между тумбочкой и стеной, была ниша, куда дневальные обычно прятали от чужих глаз свои газеты и книжки. В редкие периоды, особенно ночью, когда в роте офицеров и прапорщиков не было, а дежурный по роте – свой в доску пацан, стоит дневальный, прислонившись к тумбочке, книжки с прессой читает, уровень своего интеллекта повышает, да и службу коротает. Солдат стоит, а служба идёт! Но вот, старшине роты, гвардии прапорщику Нелюбову (так его назовём) до чего же не нравились такие ночные чтения! Ибо, считал гвардии прапорщик – ничего не должно отвлекать дневального на пресловутой тумбочке! Даже ночью! И принял волевое решение товарищ старшина отвадить всех дневальных от такого крамольного нарушения Устава. И повадился прапорщик Нелюбов через ночь, в ущерб жизни своей личной, лично проверять дневальных. А двери в роту были стеклянными. Подкрался старшина по лестнице и видит – стоит дневальный на посту и книжку увлечённо читает. Да не простую книжку – толстую! Непорядок вдвойне! Прапорщик, не смотря на свой почтенный возраст (не пацан уже, четвертной подкатывает!), в три прыжка преодолевает пролёт лестницы и врывается в роту. Но, солдат оказался тоже «не лыком шит». Дневальный быстро ту книжку в проём ниши и кинул. Всё же третий период пошёл, службу сечёт! « Отдать книгу немедленно!» - кричит старшина. А приказы старшего по званию выполнять надо. Устав велит! Дневальный нехотя засовывает руку в нишу, достаёт и передаёт старшине книгу свою. Удовлетворённый прапорщик получает свой трофей и читает заголовок … Долгая пауза и удивлённо-вопросительный взгляд на дневального … Прапорщик молча отдал книгу обратно и подавленный ушёл к себе в каптёрку. Книга та называлась "Капитал» Карла Маркса. А может быть, эта была совсем другая книжка?

Камрад: "Что такое КАТА?" Рядовой Бердикулов Асхан служил полковым почтальоном. А по штату в нашей роте стоял. Не служба, а малина! Вот эта "малина" очень не понравилась новому командиру роты. Новая метла по - новому метёт! Может быть, новый ротный писем из Родины долго ждал или прессу свежую недополучал? Не знаем! Но, разжаловали быстро рядового Бердикулова из почтарей в пехоту. И вот первый наряд по службе. Стоит дневальным по роте красивый Бердик такой, в новой ХБшке, штык - нож, как кинжал деда, на ремне висит. Рассматривает себя Асханчик в зеркало, любуется! СОЛДАТ НАСТОЯЩИЙ! Вечером старшина, отправляясь домой, говорит дневальному: - Приду утром к подъёму, в пять тридцать. Чтоб лестница блестела, как у кота яйца!!! Понял? - Поняль, - отвечает настоящий солдат. А через час после отбоя, мы заметили, что Бердик стоит на тумбочке грустный какой-то, задумчивый ... Подходим и спрашиваем в чём дело, Асхан? А он говорит: - Рибята! А что такое КАТА? Рассказал Павел Головашкин, ГСВГ, Saalfeld



полная версия страницы